«ТАТАРСКИЙ СИНДРОМ»

или

АНТИРУССКОЕ ИЕЗУИТСТВО «ЛЕНИНСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ»

К 15-ти летней годовщине неудавшейся попытки разжечь
националистическую войну в Татарстане и Поволжье

Ю. Бабиков
07.02 - 04.03.2007

Часть 14. Прозрение. Чеченское «эхо» «татарского» синдрома.

Продолжался намеренный развал армии и уничтожение оборонной промышленности. Из армии изгонялись или были вынуждены уходить сами из-за намеренно создаваемых невыносимых условий большинство профессиональных офицеров и генералов. Не стало больше генералов и полковников, способных «ломать рога «шэймийкам». Их место занимала иудо-масонская новоиспеченная военная «элита».

Оборонную промышленность уничтожали через механизм «прихватизации», а что нельзя было сделать открыто, душили отсутствием финансирования. Оплату фактически изготовленной и поставленной в войска технике в рамках государственного заказа под разными предлогами оттягивали на конец финансового года, а там еврейская Государственная Дума просто аннулировала финансирование. В самой Государственной Думе вместе с евреями теперь заседали и откровенные уголовники из организованных преступных группировок, например, из той же казанской.

Одновременно были непомерно подняты ставки банковского кредита и налоговое бремя. Федеральным Законом РФ «О Банке России» в мае 1995 года была уничтожена прежняя система банковского кредитования. Нормальное кредитование хозяйственной деятельности не только оборонных, но и всех предприятий в России стало невозможным в принципе. Сам Банк России был выведен из зоны любого контроля, включая финансовый, и превращен в инструмент разграбления России через обязательное изъятие прибыли от эмиссии и валютных поступлений от внешнеторговой деятельности хозяйствующих субъектов, а полученные при этом средства откровенно криминальным образом вывозились в оффшорные зоны за пределы России. Налоговый прессинг вырос до такой степени, что от рубля прибыли в 1995 году оставалось всего три копейки, а в условиях галопирующей инфляции баланс становился вообще отрицательным, только увеличивая убытки от каждого производственно-хозяйственного оборота.

В этих условиях фискальные государственные органы жестко требовали с заводов опережающей уплаты налогов, запуская при этом механизм «бандитского счетчика» через сумасшедшие пени. Этим намеренно банкротили и обычные предприятия, и тем более, оборонные – в условиях намеренной задержки поступления или полного прекращения централизованных средств оплаты государственного заказа они оказались в самом тяжелом положении.

Не удалось разжечь межнациональную войну в Поволжье?

Центр усилий московских иудо-масонских радикалов сместился на Кавказ, тем более, что усилиями ЦК КПСС еще при Горбачеве там уже были развязаны вооруженные конфликты между Азербайджаном и Арменией, дестабилизирована Грузия, разрываемая на части давними национальными противоречиями, искусственно раздуваемыми из Москвы. Усилиями еще КГБ при ЦК КПСС на Кавказе были созданы националистические организации типа «Конфедерации горских народов Кавказа» и так называемой «школы Кавказ» для подготовки боевиков. «Выпускники» этой «школы» прошли боевую «обкатку» в намеренно раздутом Москвой грузино-абхазском вооруженном конфликте. По итогам этой боевой «репетиции» выявились несомненные лидеры в среде боевиков, как тот же небезызвестный международный террорист Шамиль Басаев. Но там война шла вне России…

В России для развязывания войны нужно было проводить более продуманную и тщательную подготовку, нежели в «банановых» республиках Закавказья. К концу 1995 года там были созданы условия для разжигания войны в Чеченской республике. До этого там усилиями московского руководства была свергнута законная власть Верховного Совета республики, и к власти приведен бывший командир авиационной дивизии стратегических бомбардировщиков генерал Джохар Дудаев, принадлежавший к «прикормленным» еще сталинским НКВД, а позже КГБ, «чеченским национальным кадрам». Этих в ссылку не отправляли в свое время, и от фронта «отмазывали».

Была уничтожена вся инфраструктура советских войск на Кавказе и в Закавказье, а огромные склады вооружений (более 2.000 вагонов) и боевой техники достались националистам Азербайджана, а в Грозном – Дудаеву. Этим оружием открыто торговали в Чечне на рынках и по всему миру, например, вооружая тех же албанских экстремистов в бывшей Югославии.

Московскими «дирижерами» были отлажены каналы финансирования чеченских националистов через систему еврейских столичных банков, а для формирования источника поступления средств кроме средств от продажи оружия, был создан канал контрабандной торговли тюменской нефтью через Чечню. Годовые объемы продаваемой через Чечню нефти в 50 раз превышали объемы нефти, добываемой в самой Чечне. Для легализации криминальных доходов была создана «свободная экономическая зона» в Назрани, что рядом с Чеченской республикой. Там распоряжался такой же «национальный» генерал, практически «двойник» Дудаева – Аушев. Именно с этой «зоной» и московскими еврейскими банками связаны многочисленные истории с хищением денег путем подделки банковских документов – так называемых «фальшивых авизо», от которых в те годы лихорадило многие коммерческие банки. По мере накопления денег и подготовки в Чечне боевиков, война становилась все более неизбежной.

Опять же московскими «дирижерами» был использован излюбленный прием «ленинской национальной политики» - «разделяй и властвуй». Используя и разжигая межтейповые (межклановые) противоречия чеченского менталитета, на Дудаева натравили тейп Гантемирова. Последнему дали оружие и танки для броска на Грозный, а Дудаеву самолетами из подмосковного Чкалова отправляли противотанковое оружие. Операция с самого начала задумывалась КГБ (теперь уже ФСБ) как акция по взаимному уничтожению русских и чеченцев в искусственно развязанной войне. Все планы нападения на Грозный заранее передавались из Москвы Дудаеву.

И все это делалось умышленно и заранее.

Мои новые рязанские друзья, офицеры-десантники, рассказывали, например, что вербовкой в «добровольцы» к Гантемирову занимались офицеры ФСБ, имевшие негласные инструкции набирать только «дебилов» на заведомый убой. И даже здесь не обходилось без откровенного обмана: люди соглашались наняться только для доставки танков Гантемирову, а от Гантемирова их уже не отпускали, принуждая под дулами автоматов вести эти танки в бой на Грозный. Причем танки не имели боевых снарядов, а по маршруту их движения уже стояли замаскированные противотанковые оружия и расчеты чеченских гранатометчиков.

Наступающие были заранее обречены…

Но не только заведомым предательством первой волны наступающих, и бесславной гибелью по этой причине в первом штурме Грозного целых воинских подразделений, была характерна первая чеченская кампания, но и целой системой умышленного предательства. «За орденами и звездами» в первую чеченскую кампанию в Грозный съехалось более 160 (ста шестидесяти!!!) генералов, из которых большинство – «новоиспеченные». Эти занимались только предательством и развалом боевых подразделений на месте.

Офицеры рассказывали, например, что войска выдвинули, а связь «забыли», или боепитание «упустили», не говоря уже просто о продовольствии для солдат. Боевые офицеры армейской разведки ГРУ с горечью рассказывали о потерях, когда маршруты движения разведгрупп были заранее известны чеченцам, и попадали в подготовленные засады и ловушки. Даже когда группы стали скрывать от своего же командования предполагаемые маршруты и время выдвижения, то после выхода с базы, всего через несколько минут, с базы взлетали сигнальные ракеты в направлении движения ушедшей группы, и по числу, точно соответствующему количеству разведчиков.

Этой информацией офицеры делились в узком кругу друзей, и порой именно она спасала жизнь. Боевой офицер, бывший командир Рязанского СОБР, Владимир Титов (ныне покойный) мне лично рассказывал, что, зная об этом, он умышленно не подчинился приказу командования УВД не брать с собой в чеченскую командировку никакого оружия – дескать, получите на месте, в аэропорту «Северный» г. Грозного. В.Титов приказал своим бойцам взять боевые укладки, бронежилеты, личное оружие (автоматы и пистолеты), удвоенный боекомплект, гранаты, и все спрятать в сумках и личных вещах, чтобы никто не заподозрил о том, что у них есть оружие. Рязанцев разместили в палатках на окраине летного поля аэропорта «Северный», и оружие они никому не показывали, скрывая его в палатках. В.Титов приказал не спать и выставил усиленные патрули и секреты. В первую же ночь, когда стемнело, их окружили боевики. Они шли не скрываясь, и весело гоготали, что «Сэйчас будэм рязанских русских свынэй рэзать». СОБРовцы подпустили чеченов на 20-30 шагов, и ударили в упор из всех стволов… Уцелели лишь единицы, и то раненные. Пленные потом рассказали, что им уже около недели был известен точный день и час прилета Рязанского СОБРа и, главное то, что рязанцы будут безоружными…

А по боевым планам… офицеры Чучковской бригады рассказывали, например, что намеченное еще в Москве по боевым планам здание для размещения штаба бригады было заранее заминировано чеченцами, и в нем был даже проведен косметический ремонт, чтобы скрыть следы минирования. Штаб бригады спасло только то, что они самовольно, не информируя Москву, разместились в совершенно другом объекте, а то здание отдали штабу меньшего подразделения. Там погибли все…

Несмотря на это, превосходство войск в первую чеченскую компанию было абсолютным, и многократно боевики находились на грани уничтожения. Однако добить не давали возможности, приказывая отступить и вести ненужные переговоры. Сами боевики не раз говорили, что «…русским побэдить нэ дадут их жэ командыры…» С этой целью премьер-министр России В.Черномырдин только за первое полугодие 1996 года 16 (шестнадцать!!!) раз вмешивался в управление войсками, требуя прекратить наступление и перейти к переговорам.

Преступная политика предательства Москвы, особенно ненужной и бесславной сдачи Грозного горстке небоеспособных чеченцев, выполненной по приказу генерал-предателя Лебедя, известного своим масонством, поставила точку в первой кампании, сделав все жертвы той войны абсолютно напрасными.

Я сам лично выезжал на Кавказ в июле 1996 года, как раз накануне предательства Лебедя, под видом «бедного родственника» азербайджанской семьи. Нужна была объективная информация о положении дел – сообщениям еврейских СМИ верить вообще нельзя. Рисковал, но на дешевой машинке «Ока» проехал всеми маршрутами, включая Буденновск, Нефтекумск, Кизляр, Каспийск, Махачкалу, Баку, Гянджу (бывший Кировабад), восточные районы Грузии. Видел многое своими глазами, встречался со многими людьми, даже из Нагорного Карабаха. Я упускаю дела Закавказья, но в Дагестане, например, прекрасно видел, как по дорогам в районе Кизляра, на виду постов дагестанской милиции, совершенно спокойно и не скрываясь, разъезжали новенькие армейские грузовики с армейскими же номерами, битком набитые чернобородыми кавказцами в защитной униформе, «до зубов» вооруженными и с зелеными повязками на лбу.

События Первой чеченской кампании на Кавказе эхом отозвались в Татарстане. Забеспокоились члены преступных группировок, контролировавших наркотрафик. Им откровенно плевать на войну, - их беспокоила перспектива утраты доходов от наркотиков. Я и с этими говорил… «Особые отношения дружбы» шаймиевского Татарстана и дудаевской Чечни хорошо известны. По Татарии прошли антирусские манифестации националистов, а руководство Татарстана запретило отправку в Чечню новобранцев из Татарии, в то же время, совершенно не препятствуя развернувшейся агитации и вербовке «добровольцев» на помощь чеченцам. А в них недостатка не было – Челнинские «медресе» поставляли «пушечное мясо» во все возрастающих количествах. Несмотря на то, что в арабских странах жизнь человеческая ничего не стоит, и при той нищете таких «добровольцев» хоть «пруд пруди», швейцарские и заокеанские масонские «режиссеры» через подставные арабские банки щедро платили «зеленой бумагой» за каждую такую «баранью голову на убой». Важно было выпестовать, выкормить и сохранить в самом сердце России потенциал крайне агрессивного татарского национализма. Татарские «добровольцы-националы» воевали не только в Чечне, но и в Афганистане у талибов, доставляя некоторые неудобства своим скрытым заокеанским «хозяевам» - пленных еще охранять и кормить надо. Да и вездесущие журналисты все разнюхали… В числе пленных талибов в тюрьме американской базы Гуантанамо, что на Кубе, оказались выпускники Наб. Челнинских «медресе»… Вот так!

Предыдущая статья
Оглавление раздела
Следующая статья

версия для печати

© Ю.А.Бабиков, 2005-г. Все права защищены.
Перепечатка разрешается только с письменного разрешения авторов статей.

скачать весь сайт,
zip-архив (7.32 Mб)

Rambler's Top100