«ТАТАРСКИЙ СИНДРОМ»

или

АНТИРУССКОЕ ИЕЗУИТСТВО «ЛЕНИНСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ»

К 15-ти летней годовщине неудавшейся попытки разжечь
националистическую войну в Татарстане и Поволжье

Ю. Бабиков
07.02 - 04.03.2007

Часть 13. Прозрение.
Куда ведет «тропинка» национализма, или как это было в Татарии в 90-е.

В конце 1991 года выступлениями националистов стала накаляться обстановка в Татарстане. Приходила информация о том, что в Набережных Челнах концентрируются силы националистов. Нелегальная военная структура ТОЦ в городе сформирована по принципу «боевых троек» в режиме максимальной конспирации. Рядовые боевики знают только друг друга и своего командира; командир знает только своих подчиненных и еще двух командиров – и не более. Связь – по телефону. Время сбора по боевому приказу не более 30 минут. Цели расписаны и доведены до каждой боевой «тройки». На вооружении у них находятся свыше 5.800 единиц огнестрельного оружия, из которого до 20 процентов автоматическое, остальное – охотничьи ружья и пистолеты. УВД города Набережные Челны и милиция давно по своему кадровому составу состоят только из татар, и мешать не будут. Резко активизировалась уличная преступность, особенно среди молодежных группировок. В городе был введен «комендантский час» для молодежи, после которого появление на улице было опасно: могли схватить «муниципалы». Это в городе шло интенсивное формирование подразделений скрытых вооруженных сил Татарстана под видом «муниципальной милиции». Подразделения формировались по национальному признаку. Были одеты в серую милицейскую форму, вооружены автоматическим оружием, и несли дозорно-постовую службу на улицах города. По некоторым оценкам, их численность должна была достичь 7000 чел. Союзники «националам». Их боевики и трогать не будут. Цель – дестабилизация положения в городе, захват власти и уничтожение русских.

Дополнительно силы националистов были укомплектованы 200 боевиками, прошедшими боевую подготовку по диверсионной деятельности в учебных лагерях на территории Чечни. Все боевики-инструкторы находились на нелегальном положении в городе и окрестных татарских селах Челнинского, Мамадышского, Нижнекамского, Заинского и Мензелинского районов Татарии. В этих селах дополнительно к городской структуре находились мобильные группы усиления и огневой поддержки вместе со своим вооружением и транспортом.

Участились провокации против воинских частей, офицеров вооруженных сил и членов их семей, угрозы физической расправы и шантажа. Были совершены нападения на членов семьи Автозаводского военкома – националисты избили дочь, членов семьи командира воинской части ПВО в районе пос. Новый, что около г. Наб. Челны – националисты избили малолетнего ребенка, сына командира части. Командир поднял над штабом красный флаг Вооруженных Сил СССР и приготовил часть к обороне.

Информация была объективная – я получал ее от командира в/ч 5489, Отдельного батальона Внутренних войск МВД РФ, дислоцированного в районе временного городка строительной инфраструктуры завода Двигателей КамАЗ. Эта боевая часть находилась рядом с производством моей фирмы, за забором. Часть привлекалась для решения боевых задач на Кавказе, в Баку, а также по установке мино-заградительных сооружений по периметру границ Чеченской республики, подолгу бывая в трудных командировках. Мы, как могли, помогали части в это трудное время как накормить бойцов, так и материально помочь офицерам части, а также помочь с ремонтом автотранспорта и самим транспортом.

Когда в конце февраля 1992 года обстановка стала вообще нетерпимой, я выехал в Москву и доложил ситуацию своим московским друзьям-татарам, с указанием источника информации. Те не на шутку встревожились, прямо говоря, что если в Татарии начнется резня русских, она тут же эхом отзовется в Москве. А татарская диаспора там тогда насчитывала около 600 тысяч человек. И они не хотят, чтобы к ним домой пришли, и потребовали убираться в Казань. Этого не хотел никто.

Стоило мне только заикнуться, и татарская «клановость» сработала немедленно: мне в этот же день обеспечили конфиденциальную встречу с Табеевым Факриятом Ахмеджановичем. Это очень уважаемый мною человек и легендарная личность.

Сам он происходит из рязанских татар, родом из села Азеево. Получил прекрасное образование, и первый язык для него – русский, хотя и татарский знает великолепно, и афганские языки тоже. Умница. Сильный руководитель. В период 1963-79г.г. возглавлял Татарский обком КПСС. Разное тогда в Казани о нем говорили, но на то и людская молва, чтобы «начальникам кости мыть». Человек оценивается по делам.

Факрият Ахмеджанович был отозван с поста Секретаря обкома, а затем прошел полугодовую специальную подготовку для дипломатической работы. Его направили в Афганистан Послом как раз за два месяца до ввода советских войск, и он бессменно работал на этом посту вплоть до последнего дня, вплоть до выхода из Афганистана последней воинской части. За эту боевую работу он был удостоен звания Героя Советского Союза. Затем работал на первых должностях в Правительстве РСФСР, когда его возглавлял Власов, а в ту пору, когда мы у него были – Фонд Федерального имущества РФ.

Факрият Ахмеджанович принял меня и моих московских друзей в своем кабинете, угостил прекрасным чаем из своих дипломатических запасов, а потом внимательно выслушал мой доклад. Сказал задумчиво:

- «Да, мы здесь в Москве в общих чертах знаем обстановку в Татарии, очень встревожены, и предпринимаем кое-какие меры, чтобы погасить там эту опасность. Они не понимают там, и некоторые здесь, чем это грозит стабильности всей России. Ваша оперативная информация с места лучше проявила картину. Спасибо».

Я понимал, что большего ему и говорить нельзя, а мне и этого было более чем достаточно.

Разговор перешел на темы Набережных Челнов и КамАЗа. Факрият Ахмеджанович рассказал ошеломляющую историю о том, как именно он своим хитрым ходом фактически заставил Правительство СССР принять решение о строительстве Камского автомобильного завода в Набережных Челнах, а не в каком-нибудь другом месте. Оказывается, решения о месте строительства не было, и еще только рассматривались более 20 вариантов площадок строительства, в том числе в Елабуге, Ульяновске и Горьковской области. Он рассказал, что в июле 1969 года они просто выехали в степь под Набережными Челнами, взяли два бетонных блока, на одном из них написали «Здесь будет сооружен камский автомобильный батыр, 1969-1974г.г.», прицепили к автокрану и сняли на кинопленку «торжественную закладку первого камня на месте будущего автомобильного завода». Знакомые журналисты (думаю, тоже татары - Ю.А.) эту пленку показали вечером в сводке новостей программы «Время». Пожурили его за эту «самодеятельность», пожурили, но дело было сделано: решение вынуждены были принять именно по Челнам – вся страна уже знала, что здесь будет автозавод строиться, и народ уже ехал… Вот так.

В ту же ночь мы выехали в Казань, и к обеду уже были там.

Заехали к одному моему знакомому полковнику К. Я знал, что в условиях нагнетания татарскими националистами антирусской истерии этот полковник сконцентрировал 20 тысяч стволов нарезного огнестрельного оружия с боезапасом, включая снайперские винтовки СВД, и рассредоточил их по секретным хранилищам в г. Казани и ближайших окрестностях. Ему тоже не помешает знать обстановку в Челнах и Москве.

Он встретил меня в своем кабинете:

- «Юра, как хорошо, что ты приехал! И как раз вовремя! Эти козлы из окружения Шаймиева требуют меня сдать имеющееся оружие. Задолбали совсем! Щ-щ-а-ас-с! Так я и отдал оружие националистам – ишь, чего захотели! А если здесь русских резать начнут, чем нам защищаться? Камнями?

Вот сейчас опять в Кремль вызывают, к Шаймиеву. Там еще два каких-то больших генерала из Москвы только что спецрейсом прилетели, меня требуют к себе. Я не знаю, кто это такие, на чьей стороне, и что со мной будет. Я уже второй месяц дома не ночую, а семью вывез в другой город, как раз к границе Татарстана. Если что, они смогут даже пешком убежать – там всего несколько километров до границы. Вот тебе номер телефона – если что, позвонишь жене и скажешь, чтобы немедленно уходили.

Ты на машине? Какая у тебя? Новая серая «Волга»? С татарскими номерами? Отлично! На таких тут «гэбэшники» ездят, так что если будешь держаться у меня на «хвосте», и на большой скорости, охрана Кремля не поймет, что происходит. Мою-то машину они знают, и предупреждены – пропустят беспрепятственно, как знают и машины всех моих помощников – их сразу отсекут. А о твоей подумают - «гэбэшники»! Тем более что твой номер свежий, – «гэбэшники» на своих машинах часто номера меняют. Пока разберутся, что к чему, мы дело и сделаем! В Кремль за мной поедешь, но не отставай!

Я зайду к Шаймиеву, но ты из машины не выходи, и двигатель не выключайте – строго следи за временем: если не появлюсь через 8 минут, не жди ни секунды – уезжай немедленно! И как можно быстрее постарайся вырваться из Кремля и «раствориться» в городе. Вот тебе номер другого телефона – по этому позвонишь, если я от Шаймиева не выйду. Скажешь только одно слово «…» и все. Там знают, что делать».

Я кратко рассказал о своей поездке в Москву и встрече с Ф.А.Табеевым. Полковник задумчиво кивнул: - «Хорошо, если эти ребята будут на нашей стороне». Потом подошел к сейфу и вынул из него пистолет, проверил обойму и вставил ее в рукоять, передернул затвор, дослав патрон в патронник, и поставил оружие на предохранитель. Пистолет спрятал в карман.

- «Если что, парочку гадов уложить успею… Поехали!!!»

Мы вышли из здания и, после небольшого инструктажа водителей, полковник сел рядом с водителем в свою черную «Волгу», а я - в свою, и машины рванули с места. В Казанский Кремль влетели через Спасские ворота на скорости около 100 км/час. Быстро подъехали к нужному подъезду. Полковник вышел, а я включил секундомер. Ровно через 7 минут 20 сек полковник вышел из дверей, сел в машину, и мы снова рванули с места. Так же вернулись в штаб, и молча поднялись в кабинет, плотно закрыв за собой двери. Полковник разрядил оружие, положил его в сейф, и повернулся ко мне:

- Все нормально, это наши. «Шэймийке» сейчас «рога» ломают и ядовитые «зубы» дергают без заморозки. Из Кремля выводят его «кремлевскую дивизию» и вообще переводят ее из Казани в Россию. Вместо нее вводится десантно-штурмовой полк из ГСВГ. Из Татарстана выводится ВСЕ вооружение «кадрированных» дивизий, что в номерных городках вокруг Казани, и все мобилизационные ресурсы вооружений и боевого обеспечения. «Шэймийке» прямо заявили, что это его проблемы унять своих «шакалов» - если только дернется, или прольется где-то в республике кровь, ему башку через 15 минут снесут – все наготове. Очень хорошо!

Поезжай в Челны, ты там сейчас нужнее».

Полковник забрал у меня бумажки с номерами телефонов и сжег их. А я поехал в Челны. Прибыли уже к вечеру, и сразу – спать! Сил больше не было…

Утром прибыл на работу, и сразу в часть – как там дела? Командир только что закончил утреннюю «оперативку», и был очень озабоченным. Я рассказал о встречах в Москве и о том, что узнал в Казани, упуская, естественно, подробности того, как узнал и от кого. Лишняя информация могла навредить.

Командир, в свою очередь, рассказал о том, что семьи всех офицеров переведены на особое положение, дома не ночуют, и рассредоточены по родственникам или знакомым. Усилена охрана и внешние патрули части. Прекращен доступ строительных рабочих на объекты части. Ситуация осложняется, но приказа о переводе части в боевую готовность еще не поступало.

- Чего ждешь? Атаки?

- Я не жду, а все, что мог, уже сделал. Но не могу же я «выше головы» прыгнуть! Ты же служил, знаешь… А ситуацию вокруг контролируем – все задействовали, и агентуру тоже.

- Чем помочь?

- Броневой лист есть?

- Есть термобработанная «шестерка» в баллистическом состоянии.

- Что это такое? Что держит?

- Это рабочее состояние металла для использования в качестве брони. Сырой лист пуля прошьет, а термообработанный нет. Держит по пятому классу – винтовочную или пулеметную пулю ПС-7,62 по нормали.

- А это что?

- Под прямым углом, значит. Гарантированно.

- Отлично!

- Не торопись. Она бронебойную Б-32 не держит – там «восьмерка» или даже «десятка» нужна, а ее у меня нет – не использую, тяжелая. И «шестерка», правда, не используется по той же причине, но эта случайно осталась у нас после испытаний.

- Вот и хорошо. На углах, получается, любую выдержит?

- Точно!

- Сделай мне защиту для наблюдательной вышки, а то там бойцы у меня как на ладони. В момент «перещелкают»! А за броней, да еще в бронежилетах, у них неплохой шанс будет. И меня совесть потом бить не будет, если погибнет кто там – я все сделал, чтобы напрасных жертв не было. А ребята у меня хорошо обучены и опытные – зря голову не подставят. А то, как мне потом матерям в глаза смотреть?

- Сейчас пойду и распоряжусь. Снимем размеры, и после обеда все будет готово. Сборка на болтах. Ты дай команду ребятам, чтобы допустили размеры снять.

- Хорошо. Я сейчас прапорщика пришлю. Он твоих проводит.

- Договорились.

Только я успел отдать необходимые распоряжения, как опять командир срочно вызывает по телефону, к себе требует. Что случилось? Бегу.

В кабинете он уже не один, а еще человек в штатском. Знакомый. Это майор В. из казанской контрразведки.

- Привет, В.!

- Привет, Ю.!

Командир: - Я вижу, вы знакомы. Хорошо. Так лучше. Сейчас тебе В. покажет документ, но сразу предупреждаю, что ничего говорить и советовать мы не будем – решение принимаешь только ты.

Договорились? Материалы получены агентурным путем, поэтому об их существовании ты должен молчать.

- Понял. Давайте.

Майор В. раскрыл папку, и в глаза бросилась надпись по верху первого листа: СПИСОК РУССКИХ НА УНИЧТОЖЕНИЕ.

Майор раскрыл на нужной странице:

- Прочти абзац номер…

Читаю. Не верю своим глазам: там указаны мои полные имя, отчество, фамилия, возраст, место работы и должность, состав семьи с указанием имен супруги и детей, домашний адрес и телефон.

Словом – все! Шок. И мысль: - такой документ в одночасье не сделать – против нас стоит хорошо организованная структура, имеющая доступ к информации и аналитические службы. А у «наци» больше крикунов и дураков для бойни «заклания». ФСБ???

- Тебя проинформировали. Решение за тобой.

- А что думать? Информация ценна ДО наступления события. А если событие наступит, и ничего не сделал, ее ценность – ноль. Вы меня проинформировали своевременно. Спасибо. Я решение уже принял: немедленно увожу семью в Горьковскую область.

- Удачи тебе! И береги себя и своих – на дорогах опасно. Будьте осторожны. Оружие с собой брать не рекомендуем: – найдут, еще хуже будет. Ты хорошо знаешь – все КП на дорогах давно контролируются вооруженными патрулями татарской милиции с автоматами, в бронежилетах и касках. Частый досмотр машин. Вот возьми пару ракетниц, на всякий случай, - их легче спрятать и удобно использовать. Если будут преследовать, уходи. Машину не жалей, если будут пытаться прижать к обочине – тарань. Жизнь важнее, чем железо. В крайнем случае, если придется стрелять, старайся попасть ракетницей в открытое окно – машина сгорает гарантированно. Проверено уже, и не раз. И еще – постарайся покинуть пределы Татарии до наступления темноты – пока светло, контроль на постах слабее. Удачи!

Поехал домой, дал команду жене. Шок от внезапности, ибо особой растерянности не было, поскольку давно уже понимали возможность такого исхода, и психологически были готовы к этому. Потому быстро пришла в себя, и побежала собирать детей. А я вернулся в фирму готовить «Волгу» и «буханку» УАЗ к поездке.

Снова зашел в часть. И хотя отсутствовал около часа, в части все изменилось. Бойцы озабоченно сновали с оружием, в бронежилетах и боевых укладках. Тащили заранее подготовленные (!!! Молодец командир!) мешки с песком, сооружая по периметру огневые пулеметные гнезда. Никакой паники или суеты, только сосредоточенное напряжение. Бойцы опытные – хотя и срочной службы, но три четверти из них уже побывали в «горячих точках» и «понюхали порох» под реальными пулями, а не на стрельбище. Из парка выходили крытые брезентом КамАЗы, в которые быстро грузились по нескольку вооруженных в боевой экипировке бойцов с офицером, и машины так же быстро выезжали из части.

У командира:

- Получен приказ о переводе части в полную готовность к отражению нападения. Сейчас направляю машины для вывоза к сборному пункту семей офицеров. Будем вывозить вертолетами.

Да, еще: у тебя в квартире дверь бронированная?

- Да. Перед дверью в квартиру тамбур с металлической дверью, 2-мм обычная сталь с внутренним замком и засовом. Зазоры перекрыты листом – ни «фомкой», ни ножовкой не подобраться. Дверь в квартиру: - усиленная коробка с ригелями, утопленными в бетонные плиты, дополнительные запоры, сама дверь – два листа разнесенной легкой 5-мм брони из баллистического алюминия, с заполнителем.

- Что держит?

- Четвертый уровень – автоматная пуля ПС-7,62.

- Годится! Дай, пожалуйста, ключи от твоей квартиры – мы там резервный узел связи организуем, пока ты в отъезде. Есть у нас два прикомандированных офицера со спутниковым телефоном. Они там и будут.

- А не подставим ребят? Квартира в списке…

- Это наши проблемы. Главное – нет гражданских.

- Возьми!

Я попрощался – мне пора было в дорогу. Пока забрали детей из школы, прямо с уроков, вещи, прошло часа три, но выехали засветло. Темнеть начало, когда уже подъезжали к Казани. Да, мы не успели выйти из Татарии до темноты, но успели засветло пройти самый опасный участок – милицейское КП на мосту через Вятку в Мамадыше. Именно в его окрестностях в татарских селах, по данным контрразведки, были сконцентрированы боегруппы с конкретной задачей блокировать автодорогу «Казань – Набережные Челны» и мост через Вятку. Успели!!!

Когда прошли плотину через Волгу, была уже глубокая ночь, и на шоссе между Чебоксарами и Новочебоксарском встретили длиннющую автоколонну боевой техники и крытых автомашин с личным составом – войска шли в сторону Татарии. Другого направления там просто нет. Как я потом узнал, эти воинские части потом полгода жили в полевых условиях на границе с Татарстаном. С мест их дислокации до центра Казани как раз 15 минут на вертолете – генералы свои обещания выполняли. Точно, башку «Шэймийке» снесут, если дернется только… Но как не хотелось крови и, тем более, войны!

Семью и жену оставил в Дзержинске, в семье друзей, а сам вернулся обратно.

Меня не было немногим более суток, но часть не узнать. Вся ощерилась, как еж иголками, пулеметными гнездами и гнездами снайперов на крышах, по периметру то тут, то там. Прикрывая опасные направления, были установлены минно-взрывные заграждения, обозначенные указателями и предупреждающими знаками. Около окон в казармах тоже лежали штабели мешков с песком. Свободные смены бойцов спали с оружием прямо тут, не раздеваясь, и не снимая боеукладок. То тут, то там стояли открытые ящики с ручными гранатами и гранатами для «подствольников», коробки пулеметных лет и снаряженные рожки для автоматов.

Командир вместе с начштаба работали в кабинете.

- Привет!

- Привет!

- Отвез?

- Да. Жена там осталась, пока не прояснится здесь.

- Вот это правильно с женой поступил. Такие «игрища» не женское дело.

Здесь ситуация накаляется с каждым днем. Ждем нападения в течение ближайших суток. По данным агентуры, «наци» планируют использовать тактику «живого щита» для захвата оружейных складов и вооружить своих сторонников. Точно, как в Чечне – там боевики гнали толпы живых людей на склады, прикрываясь за их спинами. А какой часовой будет в толпу стрелять? Здесь склады мобилизационного ресурса в полку ГО, что около Литейного завода. Там 40 тысяч стволов «Калашниковых» с боезапасом, а мы их еще вывезти не успели. Если все это попадет к «наци», нам тут всем «кранты», и Челнам тоже – так просто потом эту прорву оружия не вычистить. Пи…ц городу… Нам нужно сегодня вывезти оружие из Челнов любой ценой. Через плотину нельзя – там посты татарской милиции. Через Заинск и Русский Акташ в Ульяновскую область тоже нельзя – далеко. И хотя нас там будут встречать между Нурлатом и Кошками, шанс дойти нулевой – там везде татарская глухомань, где «наци» себя «как рыба в воде» чувствуют. Остается только через Водозабор и напрямую через Каму по льду в Удмуртию. Но и там опасно, - начало марта, лед уже подтаивать начал. Но уж лучше машины с оружием в Каме утопить, чем допустить его захват «наци». Путь единственный. Сейчас отправил людей в штатском посмотреть там спуски на лед. В форме нельзя – сразу «наци» засекут и «пасти» район будут. Если сейчас мои заметят там что-то неладное, мне придется просить авиационной огневой поддержки из Удмуртии, чтобы колонне пробиться. Транспортом части столько оружия за раз не вывезти, придется «временно одолжить» грузовиков 20-ть в Сбыте КамАЗа. Сегодня ночью…

Черт! У меня и так всего 270 бойцов, и даже при полном штате нам тут долго не продержаться, если «наци» начнут, а тут еще почти половину людей нужно задействовать на вывоз оружия. Да к утру, пока темно, успеть вернуться в часть… Тут чистого лету из Нижнего, где наша дивизия МВД стоит, минут 45. Да там еще нужно людей поднять, вооружить, отвезти на аэродром, погрузиться. И наш аэропорт «Бегишево» в 50-и километрах от города. Как не крути – сами не продержимся столько. Но надо. И преждевременно военную активность показывать нельзя – «наци» на склады пойдут… Вот и решай… Мы же слух пустили, что у нас плановые учения, и посты на дорогах выставили, чтоб к части близко подойти было нельзя. Зачем нам лишние глаза?

Чем сможешь помочь для усиления?

- Я уже анализировал. Боеспособных ребят, имеющих опыт службы, всего человек 40 набирается. Есть у меня БТР-80 новенький, но без вооружения. БТР принадлежит заводу Двигателей КамАЗ, они же татарам отказались подчиняться, и российский флаг на заводе вывесили. БТР только что получили из Арзамаса. Башня заклинена, но можно снять переднюю маску и вести огонь с башни из автомата. Бортовые бойницы закрыты заглушками, но мы их сейчас снимаем. Еще 4 инкассаторских броневика я придержал у себя, не отправляя заказчикам. Могу хоть сейчас перегнать технику в часть.

- Не нужно сейчас, «наци» всполошатся, особенно при виде БТР. Ты перегони их в главный корпус, поставь изнутри напротив ворот, расчисти проходы. Убери из корпуса горючие материалы. Пусть экипажи дежурят и спят внутри машин, не открывая люков. Если начнется – сразу перебросим вам оружие, 40 автоматов приготовим. Вышибай ворота и прорывайся по объездной дороге к нам, к главному входу. Броневики должны поддержать нас огнем, ударив в тыл наступающим. Российские флаги есть? Установи на машины. Наши все будут предупреждены, по вам стрелять не будут, а появление в тылу «наци» атакующей огнем колонны броневиков с российскими флагами, и с БТР во главе, вызовет у них растерянность – мы их тут берем в «клещи», и больше передавим, и передышка будет,… Дай бог, чтобы это их отрезвило. Тогда продержимся, пока они очухаются, и снова на приступ решатся. Главное – время. Как тут только что прикинул, в броневиках для боя желательно не более трех человек, включая водителя, и в БТР еще семь. Получается всего 19 человек, а остальные остаются в фирме, как дополнительном узле обороны. Усилим вас парой пулеметчиков и снайперов. Мы проходы уже подготовили, бетонные плиты забора обвалим, чтобы проще было перемещаться.

- Решили. Пойду готовить.

- Подожди. Связь по телефону. Контрольный звонок каждые полчаса. Если связи по телефону нет, немедленно переходи на рацию. Вот тебе мобильная. Раньше времени не включай, и много не говори – все наши частоты прослушиваются.

- Договорились.

В напряженном ожидании и круглосуточном дежурстве около броневиков в фирме прошли сутки, двое... За это время успели оружие вывезти, как и планировали, тихо, без стрельбы и привлечения авиационной поддержки. Камский лед выдержал, потерь не было.

На третьи сутки захожу к командиру, а они там сидят с начштаба и парой незнакомых в штатском (офицеры разведки), расслабленные и веселые.

- Привет, как дела?

- Привет, «ополченец»! У тебя в «закромах» водка есть? Тащи!!! Отбой готовности по всем службам – справились без войны!

Вот так тогда было… Видимо, «Шэймийка» своих «архаровцев» придержал, коль жить хочется…

Уже тогда стало ясно, что существуют влиятельнейшие силы, прямо заинтересованные в том, чтобы стравить татарский и русский народы до состояния войны. Я не хотел участвовать в этом самоубийстве, а тем более рисковать семьей. В начале сентября 1992 года я перевез семью в Рязань. Навсегда.

А из Челнов и Татарстана в 90-е годы от друзей приходили удручающие вести:

…выявлен факт доставки сотрудниками городского УВД в Набережные Челны крупной партии оружия из Чечни для националистов двумя грузовиками КамАЗ. В составе груза стрелковое вооружение, гранатометы, в том числе и автоматические АГС-17, и боеприпасы к ним…

…выявлен канал доставки оружия в Набережные Челны «россыпью». Оружие разбирается, доставляется разными людьми и разными маршрутами в Набережные Челны, а там собирается вновь. Ежедневно, таким образом, доставляется по 3-4 автомата. Перехват курьеров практически невозможен из-за большого количества курьеров и маршрутов доставки, малого размера частей оружия, которые легко спрятать в вещах и одежде. При обнаружении трудно привлечь к ответственности…

…после падения режима З. Гамсахурдиа в Грузии, около 30 заводов по производству героина переброшены в Грозный, Дудаеву. Организован «воздушный мост» по доставке наркотиков из Грозного в Казань. Канал контролируют казанские и Наб. Челнинские преступные группировки…

…распространением наркотиков и рэкетом в школах г. Набережные Челны руководит один из заместителей начальника УВД…

…в Набережных Челнах распространение наркомании и СПИДа среди молодежи приняло характер эпидемии. Выявлен новый вид преступности как «латентное» убийство – намеренное вовлечение в наркоманию с целью последующей гибели человека. Это делалось насильно через инъекции, или через «дармовые пробные» дозы афганского героина, зараженного СПИДом. В героин для России добавляют порошок от истертой берцовой кости умершего от СПИДа…

…14 апреля 1993 года в результате диверсии - подрыва двух главных 50-тонных трансформаторов, и пожаром от вспыхнувших десятков тонн трансформаторного масла, был полностью уничтожен завод Двигателей КамАЗ. Диверсия проведена боевиками «националов» по заказу заокеанских конкурентов, пытавшихся скупить акции АО «КамАЗ»…

…в августе 1993 года в/ч 5489 МВД РФ приняла бой на автодорожной развязке неподалеку от г. Набережные Челны, предотвратив захват города боевиками националистов из г. Мензелинска. Было арестовано свыше 80 боевиков (большинство разбежались) и около 20 автомобилей КамАЗ, а сопровождавшие колонну легковые автомобили развернулись и ушли в сторону Мензелинска. Арестованные и автомобили были переданы в УВД г. Набережные Челны. Но к утру следующего дня ни одного арестованного не оказалось, как и автомобилей – всех ночью отпустили.

О готовившемся нападении по агентурным данным было известно за 4 дня. Силами УВД г. Набережные Челны по возможному пути следования колонны было организовано несколько последовательных заслонов, однако ни один из патрулей татарской милиции не сообщил о приближении колонны.

Реакция властных структур Татарстана последовала незамедлительно: в последующие дни войсковая часть потеряла боеготовность и была практически разгромлена не боевыми средствами, оказавшимися не менее действенными. Несколько офицеров части были арестованы по наспех сфабрикованным вздорным обвинениям, и помещены в следственный изолятор МВД Татарстана в г. Казани. Некоторые офицеры были вынуждены переправить свои семьи в г. Ульяновск. Арестованных офицеров освободили только через полгода издевательств с требованиями подписать «материалы следствия»…

…в мусульманской мечети Комсомольского района г. Набережные Челны в результате операции контрразведки была изъята крупная партия оружия. Успех пришел только с третьей попытки – в двух предыдущих оружие обнаружено не было. Оказалось, что оружие хранилось не в самой мечети, а неподалеку, на ее территории, в замаскированном подземном сооружении теплового коллектора. По свидетельству офицеров, проводивших изъятие, для вывоза оружия потребовалось два армейских грузовика ЗИЛ. Среди оружия, например, было изъято 9 ручных пулеметов Дегтярева (РПД) с 87 (восемьюдесятью семью!!!) снаряженными дисками к ним. Оружие было готово к немедленному применению….

…«латентным» способом по приказу татарских преступных группировок был убит сын директора завода Двигателей КамАЗ Владимир. Парня я знал еще с детского сада…

…«приватизация» в Татарстане имеет четко выраженный национальный характер – все попадает в руки татар. «Президентский» клан Шаймиева и его родственников становится один из самых крупных владельцев собственности в республике…

…бывшее еврейское руководство АО КамАЗ «нахапали» сверх всякой меры (некоторые особняки в «бедном» поселке на окраине Набережных Челнов оценивались в сумму около 1,5 миллионов долл. США), практически разграбив завод, и дружно удалились в Калининград грабить вновь создаваемый автозавод по производству иномарок. Свое место они уступили опять же татарам – все руководство АО КамАЗ теперь татарское…

…в Набережных Челнах ужасающие размеры стала принимать безработица – из 142 тысяч ранее работавших на КамАЗе более 100 тысяч человек стали безработными, а оставшиеся работали практически бесплатно, по нескольку месяцев оставаясь без зарплаты…

…уровень производства объединения КамАЗ со 150 тыс. грузовиков и 250 тыс. автомобильных дизельных двигателей в год упал до 17 тыс. автомобилей в год и соответственно по двигателям…

Предыдущая статья
Оглавление раздела
Следующая статья

версия для печати

© Ю.А.Бабиков, 2005-г. Все права защищены.
Перепечатка разрешается только с письменного разрешения авторов статей.

скачать весь сайт,
zip-архив (7.32 Mб)

Rambler's Top100